Медицинская карта
Плохой врач лечит болезнь, хороший - причину болезни.

Эпизоотия сибирской язвы

2019-01-08 13:41:56
Эпизоотия сибирской язвы

Во Франции, среди овец, разразилась эпизоотия сибирской язвы. Было известно, что болезнь вызывается сибиреязвенной бациллой, но средств предупреждения эпидемий в то время не существовало. За решение этой проблемы и взялся Луи Пастер. Работая с сибирской язвой, Пастер сделал единственное в своей жизни случайное открытие.

То было открытие первостепенной важности, так как не только привело к обнаружению средства профилактики эпидемий сибирской язвы, но и открыло путь к созданию вакцин для борьбы с другими инфекционными болезнями. В то время Пастер изучал также птичью холеру. Микроорганизм выделили и выращивали в бульонной культуре. Для того чтобы поддерживать активный рост бацилл, бульон приходилось часто менять. Если этого не делать, то бактерии отравляются собственными выделениями так же, как дрожжи отравляются выделяемым ими алкоголем и со временем теряют активность и перестают размножаться. 

Пастер возобновлял культуры, перенося небольшое количество микробов из старого бульона в свежий. Потом несколько капель зараженного бульона помещали на хлеб и скармливали курам, которые неизменно погибали от холеры. В ходе одного эксперимента, по счастливой случайности, курам скормили бациллы из старой культуры, среду которой не меняли много дней. К удивлению сотрудников пастеровской лаборатории, эти куры не подохли; правда, они несколько дней болели, но потом выздоровели. Пастер решил накормить их бациллами из свежего бульона. Куры, получившие ослабленные бактерии, не заболели от смертоносных бацилл, вскормленных на свежем бульоне. Куры приобрели иммунитет, переболев инфекцией, вызванной ослабленным штаммом холерных бацилл. Пастер много раз повторил опыт с неизменным результатом. Таким образом был установлен принцип бактериальной вакцинации.

После этого Пастер использовал этот принцип для разработки вакцины против сибирской язвы у овец. Для этого выращенные в культурах сибиреязвенные бациллы затем ослабляли таким же способом, что и бактерии птичьей холеры. Ослабленные бациллы вводили овцам. Овцы выживали и становились невосприимчивыми к вирулентным штаммам возбудителей сибирской язвы. Пастер объявил о своем открытии и сразу столкнулся с мощной оппозицией. Общество потребовало публичной демонстрации метода, и Пастер принял этот вызов.

Стадо из пятидесяти овец было разделено на две группы по двадцать пять животных каждая. Двадцати пяти подопытным животным ввели культуру ослабленной сибиреязвенной бациллы; двадцати пяти животным из второй группы не вводили ничего. Спустя некоторое время животных обеих групп заразили вирулентным штаммом возбудителя сибирской язвы. Сравнение смертности в обеих группах сразу должно было показать, насколько ценен такой метод вакцинации. 2 мая 1881 года в Пуйи‑ле‑Фор собралась огромная толпа овцеводов, ветеринаров и врачей. В их присутствии Пастер ввел вакцины двадцати пяти овцам первой группы. В большей дозе вакцина была им введена 17 мая. Через две недели животным обеих групп ввели вирулентный штамм бациллы. 2 июня снова собралась толпа, чтобы своими глазами оценить исход опыта. Все овцы, получившие вакцину, были живы; все овцы контрольной группы погибли.

Открытия Пастера принесли неоценимую пользу винной, шелкоткацкой промышленности и овцеводству. Английский биолог Хаксли по этому поводу сказал, что «одних этих открытий с лихвой хватило бы на то, чтобы покрыть убытки от репараций в пять миллионов, которые Франции пришлось выплатить Германии в 1870 году». Но работа Пастера на этом не закончилась. Теперь перед ним стояла еще более трудная проблема – разработка приложения открытых принципов к профилактике заболеваний человека. Для этой цели было выбрано бешенство, или водобоязнь. В то время эта болезнь встречалась у животных намного чаще, чем в наши дни, и нередки были случаи заболевания людей. Несмотря на то что как причина смерти бешенство встречалось очень редко, люди испытывали перед ним буквально суеверный страх. От других инфекционных болезней был шанс выздороветь, но бешенство неизбежно приводило к смерти. В ходе длительной серии экспериментов Пастер установил, что вирус бешенства фиксируется в нервной системе. Ученый не стал выделять микроорганизм в чистом виде, собственно говоря, с уверенностью выделить его невозможно и сегодня, и поэтому не мог получить вакцину – то есть ослабленный штамм в бульонной культуре, – как это было сделано в случае птичьей холеры и сибирской язвы. Пастер выращивал вирус в нервной системе живых кроликов. После того как кролики погибали от бешенства, их спинной мозг высушивали и тем самым ослабляли вирус. Затем высушенный спинной мозг измельчали и взвесь вводили здоровым кроликам. После этого животные становились иммунными к истинному бешенству. При заражении бешенством болезнь проявляется по прошествии инкубационного периода длительностью три недели или больше. Иммунитет после введения вакцины развивается намного быстрее. Следовательно, профилактика бешенства возможна даже в тех случаях, когда заражение уже имело место.

Первым пациентом Пастера стал Жозеф Мейстер, девятилетний мальчик из Эльзаса. Ребенка в четырнадцати местах покусала бешеная собака. Пастер долго колебался, не решаясь ввести вакцину ребенку из опасения, что она может причинить ему вред, но в конце концов ученого убедили произвести опыт, так как в противном случае Жозеф неминуемо умер бы от бешенства. Пастер ввел новое профилактическое средство, и мальчик не заболел. Вскоре после этого к Пастеру привезли еще одного больного. Четырнадцатилетний подпасок по имени Берже Гюпиль пытался спасти от бешеной собаки маленького ребенка, но был сам ею искусан. Вакцина Пастера спасла его от смерти. Во дворе Института Пастера стоит статуя, изображающая мужественного подростка, борющегося с бешеной собакой.

После этих двух успешных случаев профилактики бешенства к Пастеру начали со всей Европы съезжаться люди, покусанные бешеными собаками. Первыми американцами, получившими спасительную вакцину, стали четверо детей из Ньюарка (штат Нью‑Джерси). Дети приехали в Париж в декабре 1885 года, спустя полгода после того, как Пастер ввел вакцину Жозефу Мейстеру. В следующем году образец вируса был отправлен в Америку.

Ни одно из своих открытий Пастер не использовал для лечения болезней. Все разработанные им методы были чисто профилактическими. Выявление причины инфекционных болезней сделало возможным появление превентивной (профилактической) медицины. Профилактические мероприятия сделали самые нездоровые кварталы наших городов более здоровыми, чем дворцы всего столетие назад. Профилактические методы, использованные в общественном здравоохранении, повлияли на развитие цивилизации больше, чем любые другие новшества. Многие методы профилактики оказываются важны как для отдельных людей, так и для общества в целом. Вакцинация против брюшного тифа, дифтерии, скарлатины, а с недавнего времени и против туберкулеза – это примеры индивидуальной профилактики. Сифилис стал одной из первых болезней, для которой была разработана действенная профилактика. До этого предпринимались бесчисленные, но безуспешные попытки каким‑то образом взять под контроль и обуздать эту болезнь. Профилактика сифилиса была разработана русским биологом Мечниковым, учеником Пастера. В 1906 году Мечников объявил, что сифилис можно предотвратить, если втереть в инфицированное место мазь, содержащую тридцать три процента каломели. Правда, эффективность вакцинации можно было гарантировать только в том случае, если втирание производилось в течение нескольких часов после заражения. Мечников разработал свой метод профилактики в опытах на человекообразных обезьянах и на добровольцах. Профилактика действительно оказалась эффективной. В 1909 году Мечников получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине.

Приложение открытых Пастером принципов привело также к созданию дифтерийного антитоксина. Антитоксин, хотя он и не является лекарством, стал одним из немногих специфических средств лечения дифтерии. В принципе дифтерия – это всего лишь местное воспалительное поражение горла. Дифтерия была бы не более опасна, чем тяжелая ангина, вызываемая другими микроорганизмами, если бы возбудители дифтерии, размножающиеся на поверхности органов, не производили токсин, или яд, который может проникать в кровь и поражать нервную систему и сердце, что во многих случаях приводит больного к смерти. В течение многих столетий дифтерию считали одной из самых опасных детских болезней. До недавнего времени для ее лечения не существовало никаких средств. Люди, перенесшие дифтерию, выживают, потому что в их крови образуется антитоксин, который нейтрализует яд дифтерийных бацилл. Впоследствии эти лица приобретают иммунитет против дифтерии, потому что в их крови сохраняется образовавшийся антитоксин. Этот антитоксин прямо противодействует эффектам дифтерийного токсина, то есть является, в полном смысле слова, антидотом (противоядием). Если лошадям вводить, постепенно повышая дозу, дифтерийный токсин, выделенный из живых возбудителей, то в крови животных вырабатывается антитоксин. Выработанный антитоксин циркулирует в крови иммунизированных животных. У лошадей малыми порциями забирают кровь, готовят сыворотку и после нескольких этапов дальнейшей обработки получают коммерческий препарат антитоксина. Если эту сыворотку ввести ребенку, страдающему дифтерией, то всосавшийся токсин нейтрализуется, и развитие болезни прекращается. 

Оставьте комментарии и отзывы!

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

captcha (обязательно)